Яндекс.Погода
EUR ЦБ
00,0000
USD ЦБ
00,0000
  • Забыли пароль?

Забыли пароль?

Please enter your email. The password reset link will be provided in your email.
  • Вернуться и авторизоваться
В «Дальполиметалле» 4:17 Чт, 23 февраля

Напряжение энергии

«Телефон звякнул коротко, но тревожно. Начальник Второго Советского рудника поднял трубку.
– В стволе подъёма горят провода! – торопясь, доложили из шахты. Может загореться крепление. Надо выводить людей»…, – так начинается статься, опубликованная 15 декабря 1957 года в газете «Красное Знамя».

Поиск печатных материалов, зафиксировавших моменты жизни нашего предприятия, – занятие увлекательное. Предлагаем нашим читателям вспомнить первого начальника рудника «2-го Советского» Анатолия Александровича Абрамова – человека в высшей степени интеллигентного, что заметно даже по фотографиям. Примечательно, что А.А. Абрамов позднее возглавил комбинат «Сихали». А пока на исходе 1957 года он – главный инженер, а затем и начальник «2-го Советского», выдававшего в то время более 100 тысяч тонн руды в год.
Партизанское месторождение начали эксплуатировать в 1950 году и, конечно, на момент публикации статьи в «Красном Знамени» «Второй Советский» считался молодым подразделением комбината. Выпускник Благовещенского геологоразведочного техникума А.А. Абрамов тоже был не старым человеком и при этом уже состоявшимся руководителем – работал горным мастером и главным инженером на руднике «Верхнем», а также начальником «1-го Советского» (ныне несуществующего рудника, расположенного в районе автобусной ост. Хлебозавод).
Сегодня мы никак не проверим достоверность всех фактов на странице газеты «Красное Знамя», но кипучая энергия времени через слово нам передаётся очень достоверно. Приведём ещё фрагмент той нашумевшей статьи:
«Быстро надев спецодежду и каску, Абрамов поспешил к штольне. Через несколько минут он был уже у подъёма. Из темного зева ствола несло запахом гари, вокруг бестолково суетились люди… Начальник вошёл в клеть и коротко бросил:
– Спускайте!
Клеть тронулась. И чем ближе продвигалась она к очагу пожара, тем больше ощущался дым. Короткое замыкание родило огонь и нарушило работу подъёма. Клеть шла рывками. Задыхаясь, Абрамов гасил пламя. Светлые огоньки змейками пробегали по проводам, обугливалось дерево крепления… Едкая гарь першила в горле, кружилась голова, неудержимо лились из глаз непрошеные слезы.
– Причина аварии ясна, – говорил он утром следующего дня на раскомандировке, – электрики недобросовестно смонтировали проводку. Необходимо тщательно проверить всю рудничную сеть.
Виновники аварийного происшествия подавленно молчали. Они знали, что Абрамов в таких случаях строг и взыскателен. И не потому, что сам чуть не попал в беду, а потому, что несчастье могло случиться с кем-либо из горняков».
В том же материале встречаем фамилию другого известного человека, впоследствии ставшего директором «Сихали», а позднее – министром цветной металлургии в Москве. Читаем:
«…главный инженер рудника Глушков, начальники участков, горные мастера придирчиво проверяли состояние техники безопасности во всех службах Второго Советского, опрашивали рабочих, добивались чёткого знания ими инструкций и предписаний».
Дисциплина на производстве и в быту характерна для советской послевоенной поры. Тон задавали сами люди, ведь многие из них совсем недавно защищали родину с оружием в руках. Например, сам А.А. Абрамов с 1942-го сражался с фашистами на фронтах Великой Отечественной. Раве мог такой человек в критических ситуациях не брать ответственность на себя или отсиживаться в кабинете, или не влиять на прогресс? Читаем дальше:
«Немало сделал Абрамов для ускорения строительства шахтного подъёма, для развития на руднике движения скоропроходчиков. Бригады Семёна Почанина, а затем Василия Балабы начали проходить по 100-120 погонных метров выработок в месяц вместо обычных 25-30 метров… Абрамов подал мысль автоматизировать управление подъёмом по стволу шахты «Партизанская», организовал доставку людей к забоям в специальных вагончиках – не надо теперь идти горняку 2-З километра пешком с перфоратором на плече».
Любопытно, что уже в тот далёкий 1957 год на «2-м Советском» осваивали участок «Светлый Ключ». Читаем:
«На участке «»Светлый Ключ» начинается скоростная проходка эксплуатационно-разведочной шахты и ствола. Рудник после окончания этих работ будет выдавать руды в полтора раза больше теперешнего».
Удивительно, что горные инженеры 1950-х здесь, на окраине России, умудрялись внедрять передовые методы производства, для чего немало учились. Сам Абрамов, например, руководя рудником, заочно учился в Политехническом институте Владивостока. Читаем:
«16 ноября был произведен мощный взрыв объёмом в 40 тысяч кубометров и обрушением рудного массива ёмкостью в 17 тысяч тонн. В Приморье такой взрыв произведён впервые».
Текст 1957 года написан очень эмоционально и даже сегодня читается на одном дыхании. Заканчивается он словами о главном герое А.А. Абрамове: «В его голове зреет новое техническое задание».
Напряжением богатырской энергии и железной воли целого поколения пропитан этот коротенький газетный очерк, теперь уже ставший достоверным документом о давно ушедших днях.
Справка: в 1912 году купец Бринер официально застолбил Нининский горный отвод – будущий рудник «2-й Советский». Но лишь в июне 1934 года геолог Олег Александрович Гвоздицкий обнаружил на искомой площади промышленное рудное тело, и осенью того же года там заложили штольню Верхнюю, которая 26 января 1936 года на глубине вскрыла богатую рудную залежь. Штольню Капитальную заложили в 1948 году. К осени 1950 года её длина достигла 800 метров. К 1949 году при проходческих работах попутно там добыли 800 тонн руды… Вехами в истории «2-го Советского» были рудная залежь НИК, Светлый Отвод, начало эксплуатации самоходной техники, проходка Транспортного уклона до пределов Больничной рудной залежи и т.д.

Дмитрий КОВАЛЕНКО

Добавить комментарий