Яндекс.Погода
EUR ЦБ
00,0000
USD ЦБ
00,0000
  • Забыли пароль?

Забыли пароль?

Ссылка на сброс пароля будет указана в вашей электронной почте.
  • Вернуться и авторизоваться
Общество 12:00 Чт, 18 ноября

Неблагополучные семьи, какие они?

Еженедельно на Комиссии по делам несовершеннолетних администрации ДГО рассматриваются материалы в отношении несовершеннолетних, совершивших противоправные деяния, и их родителей, не исполняющих свои родительские обязанности по воспитанию и содержанию детей. Понятно, если ребенок совершил правонарушение, значит в семье что-то не так, он этим хотел привлечь внимание родителей к себе, бросив им вызов. Так поступают подростки, родители которых находятся в постоянном конфликте, при разводе и просто равнодушные к своим детям. С детьми все понятно. Родителей, которых ставят на учет за неисполнение родительских обязанностей, понять сложно. С вопросами на эту тему я обратилась к ВРИО заместителя начальника отдела участковых уполномоченных и по делам несовершеннолетних Юлии Работяговой.

– На учете сегодня состоит 62 неблагополучные семьи, 57 из них поставлены в текущем году. Семья, где не только злоупотребляют спиртным, но и должным образом не занимаются воспитанием и содержанием детей, их обучением и неоднократно за это привлекаются к административной ответственности, ставится на учет на полгода, затем, если положение исправлено, семья с учета снимается.

– Юлия Ивановна, на Ваш взгляд, влияют ли денежные выплаты на детей, предусмотренные государством, на улучшение условий содержания и воспитания, на повышение уровня рождаемости?
– Такой прецедент в обществе и, в частности, в ДГО наблюдается. Женщины рожают детей, стремясь получить статус многодетной семьи, не из-за большой любви к детям, а чтобы жить на пособия и всевозможные выплаты, которые предусмотрены законодательством. Я говорю только о тех семьях, которые состоят на учете, как неблагополучные. Если бы они любили и занимались своими детьми, на учет в полицию бы не попали. У нас на учете есть такие семьи, где родители совсем не употребляют спиртное, однако, дома антисанитария, условий для содержания детей нет, живут за чертой бедности. При этом имеют огромные, по нынешним временам выплаты, ежемесячно получая 40-50 тысяч. У многих семей нет таких зарплат, не говоря о пособиях. Чаще всего, эти люди не работают, куда расходуют эти деньги, непонятно. У детей нет даже еды, не говоря об одежде и прочего. Контроль за расходами пособий на детей не ведет никакая служба, анализ, либо какие–то другие контролирующие мероприятия никем не проводятся: кто рожает детей и каких, никто не отслеживает. В летний период, когда начались разовые выплаты на детей в связи с пандемией, наша служба отметила рост количества семей, злоупотребляющих спиртным. Деньги, предназначенные детям, например, на приобретение школьных товаров, до них не доходили. Такие родители тратили их исключительно на выпивку. Только за октябрь текущего года из неблагополучных семей изъято 7 детей, двое из которых помещены в дом ребенка, остальные – в реабилитационный центр. Родители этих детей до сих пор не выходят из запоя.

– В 90-х годах многие родители, желая обеспечить детям достойное существование, выезжали на заработки в другие регионы, предпочитая заработать сразу и много. Причем не только отцы, но и матери. Страдают от этого, прежде всего, дети. Тогда на учет была поставлена семья, где оба родителя оставили двоих своих детей 13 и 14 лет одних, выехав на работу. Дети, воспользовавшись предоставленной им полной свободой, распорядились ею по-своему, превратив квартиру в притон для распития спиртного и употребления наркотиков. Конец этой истории очень печален: оба подростка погибли. Сейчас часты случаи, когда родители выезжают «на вахту» и семья попадает в разряд неблагополучных?
– Есть такие семьи, их немного, потому что в основном, все состоящие на учете – неработающие граждане. Он не видят смысла работать, получая такие хорошие выплаты на детей. За счет детей они проживают и очень хорошо себя чувствуют. Ведь есть и такие, у кого умер один из родителей, они дополнительно получают пенсию по потере кормильца. В этом случае, и ребенок получает выплаты потере кормильца и его мать, имея право не работать. Живут припеваючи. Я за то, чтобы в семьи поступали полагающиеся им деньги. Вопрос в том, как они расходуются. Есть семьи, где отец выехал на заработки, а мать позволяет себе покутить. Причем не так, что просто изредка выпивает, а собирает дома компании, приводит домой мужчин, череда которых не иссекает. Есть случаи, когда мать приводит домой мужчину, в отсутствии мужа постоянно у нее проживающего. Все это на глазах у детей. Это влияет на их психику, меняет представление о моральных ценностях, формируя модель их будущих семейных отношениях.
Надо понимать, такие родители, о которых мы сейчас говорим – дети 90-х. Будучи сами воспитаны в неблагополучной семье, они стали такими же, как были их родители. Большая их часть просто неадекватны, они даже не понимают, в чем их вина, ведь они относятся к своим детям так же, как относились к ним. Не понимают, как найти контакт с детьми. Приходилось не раз наблюдать, как такие мамы и папы, казалось бы, желая, чтобы их ребенок хорошо развивался, водят его по всевозможным новомодным центрам внешкольного образования, участвуют в уроках развития речи, лепки, математики, спортивные секции. При этом, все равно остаются далеки от ребенка, нет единения, взаимопонимания с ним. У этих мам и пап отсутствующий вид, безразличный взгляд. Кажется, все эти кружки и секции напоказ, дабы доказать, что их семья не из худших. Кому доказать, что, зачем? Дети растут, как придорожная трава. Еще раз подчеркиваю, речь идет о семьях, состоящих на учете. Есть такое понятие, как «внешне благополучные» семьи, но там не все так просто, проблемы выявляются рано или поздно: дети начинают находить себе сомнительные компании, употреблять алкоголь, уходить из дома. В последнее время участились случаи, когда девочки уходят из дома в 12 лет, якобы, переночевать у подруги. По возвращении выясняется, что там был и алкоголь, и парни и многое другое. Это все из-за отсутствия контакта родителей с детьми, нет общности интересов и контроля со стороны родителей. Родители в таких семьях заняты исключительно собой. Кажется, нормальная семья, на учете не состоит, но все не просто.

– Сейчас в школах есть сотрудники, в обязанности которых входит работа с родителями вне школьной обстановки, посещение на дому с целью раннего выявления асоциального поведения родителей, передачи сведений в правоохранительные органы и органы опеки?
– Ранее во всех школах была такая единица, как социальный педагог. Сейчас во многих школах эти ставки сокращены. Там, где соцпедагогов нет, заместители директора по воспитательной работе предоставляют нам сведения о тех учащихся, кто не посещает школу и об их родителях. Есть соцпедагоги, которые самостоятельно ходят по неблагополучным семьям, относясь ответственно к своей работе, не отсиживаясь в кабинетах, предоставляют нам материалы.

– Как обстоят дела с детьми, которых необходимо изъять из семьи, особенно, когда они не учатся, куда вы их направляете? Существуют ли режимные учреждения, где дети учатся принудительно?
– Спецшколы существуют, но туда отправляются дети только за совершение ими преступлений, когда нет достижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность за совершение общественно опасного деяния. Чаще всего, если это преступление совершено повторно, мы готовим документы на спецшколу (спецучреждение закрытого типа) либо за совершение тяжкого преступления, с целью не отправления его в колонию отбывания наказания возможна замена на помещение в школу закрытого типа. В Приморье это спецучреждение находится в г. Уссурийске, могут направить в другой регион. Для девочек спецучреждений в Приморье нет, только для мальчиков. В настоящее время вопрос размещения изъятых из семьи детей стоит остро. Ранее их на диагностику, как мы называем, помещали в детское отделение ЦГБ. По сути, запущенных, не стриженных и не мытых детей наши добрые медики отмывали, кормили, отогревали своим материнским теплом, затем мы их готовили к отправке в детские учреждения. Сейчас эти социальные койки отменены. Но по-прежнему больница принимает таких детей, только на 1-2 дня в инфекционное отделение, там берут всевозможные анализы, готовят к отправке в дом ребенка или реабилитационный центр в Кавалерово, но и там количество мест ограничено.
У нас только один метод воздействия на нерадивых родителей: мы составляем административные протоколы, направляем их на Комиссию по делам несовершеннолетних, где им выносят штрафы или предупреждение. Чаще они отделываются штрафом 100-500 рублей, которые имеют обыкновение не платить вообще, якобы забыв. В течение полугода, на которые неблагополучная семья ставится на учет, Инспекция по делам несовершеннолетних проводит работу: посещаем по месту жительства, в случае выявления нарушения действующего законодательства составляем протокол, предлагаем пройти бесплатный курс лечения в отделении наркологии, есть для них такая льгота. То есть предоставляем максимум возможностей исправить положение и изменить свое отношение к семье и детям, занявшись непосредственно выполнением своих родительских обязанностей. К сожалению, нередки случаи, когда пройдя курс реабилитации в наркологии пьяница-мать начинает употреблять спиртное сразу после выписки. Есть и те, кто может продержаться год. Но женский алкоголизм, чаще всего, не лечится.

– Когда дети изъяты из семьи, родители продолжают получать выплаты на них? Может быть, отсутствие этих денег станет мотивом устройства на работу?
– Когда дети изъяты и помещены в детские учреждения, выплаты на них прекращаются. Когда мы на время забираем детей, давая возможность исправить положение, тогда выплаты на этот короткий период не отменяются. Даем возможность навести в квартире порядок, пройти лечение от алкоголизма, трудоустроиться. Если эти условия не выполняются, мы вместе с органами опеки выходим в суд с ходатайством на ограничение в родительских правах и о лишении их родительских прав.
И все–таки, непонятно, откуда берутся неблагополучные семьи? Это что, какая-то особенная когорта родителей, которая живет в каких-то особенных условиях, не позволяющих им с теплом, заботой и любовью относиться к своим, родным детям? Какие блага еще должно предоставить государство, чтобы они уже начали работать и воспитывать детей? Лихие девяностые прошли уже 30 лет назад, а обездоленных детей меньше не стало. Виной всему равнодушие, распущенность, вседозволенность. И ни при чем тут инфляция и безработица. Кто хочет и на небольшие доходы воспитывает достойных людей, кто не желает, ищет виноватых и топит свою совесть в рюмке водки, уничтожая свою жизнь, жизнь и будущее своих детей.

Анастасия ЕРМАКОВА
Фото автора

Добавить комментарий